The Future Humanity

В переднем зале, прямо в его середине призрачно мерцала небольшая голубая точка. Стивен покрутил пальцем изображение на экране, после чего озадаченно произнес:

- Слушай, там внутри что-то живое. Что же это может быть?

- Может рыба какая-то заплыла? - предположила Анна.

- Да, но почему только одна? В других местах ведь ничего живого нет. А ну-ка, увеличить раз в пять!

На приближенной картинке окрашенное пятно стало продолговатым.

- А еще приблизить можно?

- Надо бы поближе к этому месту подплыть.

- Давай!

Батискаф завис непосредственно над тем местом предполагаемого носа корабля, где в недрах его корпуса светилось таинственное пятно. Изображение стало значительно больше и даже появились намеки на определенную его форму, хотя то, что в ней угадывалось, было настолько невероятно, что Стивен некоторое время не решался произнести это слово вслух. Наконец, как-то по-детски обхватив себя ладонями за щеки, он выдохнул:

- Человек?!

- Баба! - отрезала Анна.

- Да? А почему ты так думаешь?

- Сейчас увеличу - сам поймешь.

Анна дала, по-видимому, максимальное разрешение сканера, и Стивен убедился в том, что фиолетовое пятно действительно обладает полным набором первичных женских половых признаков.

- Бивень нарвала мне в ухо! - вскричал он в изумлении. - Это и вправду женщина! Но кто она, человек или инопланетянин?

- Главное, что она живая и это очень странно, - нейтральным голосом заметила Анна.

- Еще бы! Цунами мне на голову, если я что-нибудь понимаю! Мы же на такой глубине, под таким давлением, как же она может быть живой?

- Смотри: ведь она там внутри какой-то капсулы лежит. Может, это она ее от давления защищает? - предположил компьютер.

- Точно! - кивнул Стивен. – Наверное, поэтому.

- Какая странная ирония, что единственный выживший оказался женщиной, - разочарованно заметила Анна.

- А я пока не вижу в этом ничего плохого.

Анна насуплено промолчала.

- Так, - сказал Стивен в следующую секунду, - что делать-то будем?

Он обхватил себя руками и стал нервно похлопывать ладонями по бокам, что делал всегда, когда сильно волновался.

- А мы должны что-то делать? - удивленно переспросила Анна.

- Ну надо же ее оттуда вытащить! - изумился Стивен такому вопросу.

- Почему?

- Как почему? Мы обязаны ее спасти! Это ведь человек или, ну я не знаю, что-то не хуже!

- А может, надо просто сообщить об этом спасателям? Мы же договорились просто посмотреть на эту тарелку сверху и сразу всплывать. Думаю, местного проводника такой вариант вполне устроит. С нами ведь тут и так уже вагон приключений случился. Зачем лишний раз испытывать судьбу? Тем более, что мы ведь не знаем причин, по которым она там лежит. Может так оно и должно быть у этих инопланетян. Вдруг забрав ее оттуда, мы активируем какой-то нехороший механизм?

- Какой, например?

- Ну, к примеру, уничтожения нашей планеты какой-нибудь особенно большой пушкой, спрятанной где-то на этом корабле.

- Ой, Ань, да ты чего? Не сгущай краски! Все будет хорошо! Тем более что ты сама говорила, что у этого проводника добрые намерения, разве нет?

- Ты настаиваешь?

- Да!

- А если я тебя очень, ну просто очень сильно попрошу этого не делать?

- Анюш, ну да ладно тебе, ты что, ревнуешь?

После немного затянувшейся паузы Анна ответила:

- Хм. Вот еще! Не переоценивай себя! Это не ревность, а простой здравый смысл!

- Слушай, я тебе сейчас скажу, как человек человеку, надеюсь, твой алгоритм это переварит: такие приключения бывают только раз в жизни и то не у всех. Если я упущу сейчас свой шанс, то никогда себе этого уже не прощу! Ты меня понимаешь? Что с нами тут до сих пор случилось? Да ничего особенного! Мы нашли этот артефакт вот и все. Нам повезло, да и только. Это круто, конечно, но ты представь, что будет, если мы вступим в непосредственный контакт с инопланетянином? Мы, а не какой-нибудь выскочка-спасатель, который заберет себе всю мою славу! Нет, этому не бывать! Раз уж выпал такой куш, то надо снять с него все сливки, до последней! Ты слышишь меня?

- Эх, - вздохнула Анна, - слышу я тебя, слышу. Не подавиться бы тебе только сливками этими! Ладно, как вынимать-то ее оттуда будем?

- Что значит, как? - переспросил Стивен, все еще тяжело дыша после недавнего приступа красноречия. - Просто дырку проделаем, да через нее и вытащим!

- Дырку? В этой летающей тарелке? Ты чего, Стивушка, соображаешь, что говоришь? Она же действующая! Ее проводник только что с нами в контакт вступил. Думаешь, эта шутка ему понравиться?

- Медузу мне в чай! Ты права детка! Что же делать?

- Есть у меня одна идейка.

- Какая?

- Просто надо его спросить.

- Проводника этого?

- Ну да. Он же должен свой корабль хорошо знать. Вдруг где-то есть запасной люк или что-то подобное?

- Ну давай попробуем.

Анна подвела батискаф вплотную к кораблю и некоторое время орудовала манипуляторами, расчищая его поверхность от скопившегося на ней песка и другого осадочного материала. Наконец на свет появилась ровная, темная, идеально гладкая обшивка без ржавчины, царапин или каких-либо других следов, которые могли бы остаться на ее материале за те долгие годы что корабль провел на морском дне. Затем Анна начала неторопливо и довольно сильно выстукивать по ней что-то кончиком титановой клешни на конце своей пятиметровой механической руки.

- А на каком ты вообще языке с ним общаешься? - спросил вдруг Стивен озадаченно.

- Эсперанто, самый легкий язык для понимания теми, кто не говорит ни на каком языке.

- Ты шутишь сейчас, да?

- Нет.

- Ладно…

Закончив стучать, Анна сделала паузу, ожидая ответа. К великому изумлению их обоих он не заставил себя долго ждать. Ответная вибрация от корабля пришельцев, передаваясь по механической руке Анны заставляла вздрагивать субмарину мелким ознобом. Так продолжалось минут пятнадцать. Ана молча слушала. Стивен покрылся гусиной кожей от волнения.

- Что он там говорит? - спросил он, когда дрожь утихла.

- Весьма интересно. Корабль почти полностью деактивирован, и у него нет доступа к его управлению. Он может манипулировать только некоторыми второстепенными отсеками.

- А ты спросила его, что с ними случилось и как долго они уже тут торчат?

- Какая-то катастрофа очень давно. Насколько давно он сказать не может, потому что не знает, какой системой летоисчисления мы оперируем.

- А что со сверлением?

- Тут все хорошо: он говорит, что в корабле и так уже полно пробоин и для спасения единственного уцелевшего пилота не грех проделать еще одну.

- Он так и сказал на эсперанто: «Не грех проделать еще одну»?

- Ну почти так.

- Какой же у них там покладистый проводник! Мне бы такого!

- Я тебе это еще припомню!

- Ага, и при этом он даже не уничтожит землю спрятанной на корабле бомбой!

- Бе-бе-бе! - в свою очередь передразнила его Анна.

Стивен оттер пот со лба.

- Уф, - сказал он затем, - ну и дела! Кстати, а ты вообще представляешь, как мы на этом разбогатеем? У меня, может, действительно хватит денег купить тебе тело!

- Ой! - удивленно откликнулся компьютер.

- Да, да! - продолжил Стивен, воодушевляясь этой идеей. - Ты какое хочешь, с большой грудью и длинными ногами? Ты кто у меня вообще, скромница или бесстыдница?

- Ну вас, молодой человек, разве можно девушке такие вопросы задавать?

- Ладно, - хлопнул себя по коленкам Стивен, - мы отвлеклись. Надо возвращаться к действительности, - но потом добавил: - Ты уж прости, меня немного несет. Чувствую, что сейчас крышу сорвет от всего этого.

- Понимаю, - спокойно ответила Анна. - Плазменный бур готов. И кстати, - добавила она затем взволновано и на пол тона тише: - если уж на то пошло, то я бы хотела быть вот такой, как ты только что описал… ну, немного бесстыдницей!

- Понял, моя милая, заметано! - отвечал Стивен еще тише и добавил почти шепотом: - А теперь сверли!